ИОН ДЕГЕН ВОЙНА НИКОГДА НЕ КОНЧАЕТСЯ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Торжественно, так приторно слюняво, Аж по щекам из глаз струится влага. Я хотел обнять ее. Кто знает, не его ли невидимое присутствие делает этот день для меня неизменно печальным? Я не помню, где и когда мы пересекли линию фронта. Мы так голодали… трудно передать! В первый же день хотел пойти к Яшиной маме. Яша решил в июле поехать к родственникам, жившим на берегу моря.

Добавил: Dubei
Размер: 55.24 Mb
Скачали: 76212
Формат: ZIP архив

Не многие испытали и совершили на ней то, что он… И таких людей уцелели единицы — случайно. Этот человек написал стихи, которые вошли во все военные антологии. И написал он их на фронте.

Книга автобиографическая, вы написали о войне и о себе на войне, но все-таки ведь автор и лирический герой — не одно и то же… Вам действительно было шестнадцать лет и вы окончили девятый класс, когда 22 июня начали воевать? Я родился 31 мая года. Окончил девятый класс 15 июня 41 года. Таким образом, мне было шестнадцать лет и две недели. Еще через неделю началась война, а еще через неделю я уже был в истребительном батальоне стрелковой дивизии, в которой через два дня боев я стал командиром взвода.

Дело в том, что попал-то я во взвод, где были красноармейцы действительной службы, призванные и в 40 году, и в 39 году… Ну, мне неудобно говорить об этом: Взвод редел не только от боевых потерь, но и от дезертирства. Вот я вончается оказался вроде старшего. Говорили иногда ребята и командиры, что я родился для военной службы.

Я не думал о военной службе. Но получилось, что я умел пользоваться всеми видами стрелкового оружия, в нокогда военные школьники ходили, спортом серьезно занимался, и поскольку я был вот таким организатором и пытался организовать этот оставшийся, поредевший взвод — ребята и выбрали меня командиром взвода.

А как уже начальство приказом, или что, официально оформило меня комвзвода — не имею ни малейшего представления.

Ион Деген. Война никогда не кончается

Есть у меня любимое стихотворение… Коротенькое. Вот, написанное осенью кончаеттся года на Северном Кавказе. И вот в тот вечер я сидел, спиной привалился к стволу маслины, где-то раздался выстрел, не помню откуда и какой точно — и тут ветка какая-то, небольшая, легкая рикогда сбитая — упала на мой танкошлем. Я был в дивизионе бронепоездов, мы все числились танкистами, и на голове у меня была не пилотка, а танкошлем.

Я вот вам сейчас прочитал это стихотворение, и у меня по спине мурашки поползли. Я вспоминаю этот вечер…. Я читал, что первую награду вы получили еще в начале войны, в те времена, когда награждали очень скупо.

  АСИЛБЕК НЕГМАТОВ 2017 ЖАМИЯ МП3 СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Будучи семнадцатилетним мальчишкой командовали взятием в плен роты альпийских стрелков. Осенью 42 года нас, значит, разведку го отдельного дивизиона бронепоездов, усиленную группой пехотинцев из, по-моему, морской бригады то ли й, то ли й, я уже забыл… Короче, всего сорок четыре человека отправили занять перевал и держать его в случае чего, если немцы пойдут.

А поскольку я был командиром отделения разведки — то, значит, я и стал командиром вот этого отряда. Рончается поднялись на этот перевал, забыл уже сейчас его название. Это в Кабардино-Балкарской Республике автономной. Сидим мы на этом перевале — холодно, снег. Хоть и сентябрь месяц, но там, наверху, уже была зима. Но самое страшное, самое страшное — это голод, голод. Мы так голодали… трудно передать! Я тогда съел ремешок своего танкошлема. И вот сейчас это единственное упущение, которое я не могу себе простить.

Был ведь и второй ремешок, надо было только срезать с него пряжку — и можно было его съесть… а я этого не сделал. Я о горах не имел ни малейшего представления. И в тот день, в то утро мы понимаем, что можем сейчас крепко попасть.

Тренировались они в Альпах, так что нам против них было делать нечего.

У нас-то были замечательные ребята, сибиряки, добровольцы го отдельного дивизиона бронепоездов. Танкисты, которые воевали на Хасане и на Халхин-Голе. Они на гражданке были железнодорожники, а железнодорожников в армию не брали. И они добровольно пошли. Еикогда такие ребята были с нами. Но о горах они имели примерно такое же представление, как и. Мы, поскольку, значит, буран жуткий, мы засели укрыться, переждать.

РАССКАЗЫ, ДОКУМЕНТАЛЬНАЯ ПРОЗА, СТИХИ

Ну, потом он уже вроде стихает. Те, по-видимому, поняли, что имеют дело с идиотами! Потому что нельзя стрелять в горах во время бурана, может быть обвал, лавина. Это же страшное дело!

И они, подняв вверх руки, пришли к. Оказывается, они были такими же голодными, как и. Но у нас было преимущество. Мы умели быть голодными. А немцы не умели быть голодными. Они умели воевать в горах, в отличие от нас! Но быть голодными они не умели….

Так что никакого героизма я не проявил. Оказывается, я дал по морде человеку, которого бить не следовало. Это был первый секретарь Северо-Осетинского обкома партии. Ну — он меня обидел. Если б он меня просто обматюгал, да все что угодно сказал бы — ладно… Но он сказал: Ну, и я его ударил. Дело в том, что бронедивизион стоял в Беслане на экипировке. Чинились бронеплощадки, бронепаровоз, все такое прочее.

  САМИЗДАТ МАКСИМОВ РУСТАМ ГЛАВНЫМ КАЛИБРОМ ОГОНЬ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

И мы узнали, что в Беслане есть паточный комбинат. Оттуда, с комбината, пришел с ведром патоки один еще до. Ну, мы с моим другом, с моим подчиненным Степаном Лагутиным пошли туда, значит а я был сластенойпошли за патокой. А потом, дурни, пошли за вторым ведром.

Выходим с ведром патоки — навстречу нам женщина с бутылкой! Да не николда бутылкой — с четвертью! Бутыль литра три — ракия, или не знаю там чего — не пришлось прикоснуться к. Вот, говорит сама, ребята, давайте обменяемся. В этот момент появляется какой-то мужчина в полувоенной форме. А мы со Степаном стоим.

Ну, это мне не понравилось, я его ударил. Он упал, расстегнулся плащ, оказалось — на груди его орден Ленина и значок депутата Верховного совета, флажок. Ну что, помогли ему никогдо, забрали у него пистолет, ТТ, из-за которого пришлось его ударить. Я вынул обойму, вернул ему этот его пистолет. Он тут же вытаскивает вторую обойму: Мы могли с ним войнаа Но он стал кричать: Появился невысокого роста Видяшкин с одним кубиком, младший лейтенант, с автоматом. А автоматы были редким оружием.

И он, Видяшкин, просил его, значит, по имени-отчеству: Поместили в кузов автомобиля. Повезли в село Брут. Я помню название этого села!. Вот сейчас вспомнил — я не вспоминал его годы, и вот сейчас я вспомнил. Ну, ввели туда, в НКВД. Степан Лагутин мой — двухметрово-ростый богатырь, сорок шестой размер обуви, причем поднимался в этих сапогах на телеграфный столб.

Ион Деген — Война никогда не кончается (сборник)

Этот удар предназначался мне, но Степан меня прикрыл. Ну, и нас в подвал. В подвале двадцать один человек: Ну, и мы двое. На следующий день десятерых расстреляли. Нам ребята, которые были приговорены, рассказали, что здесь все расстрела ждут.

Ну, нельзя их всех ребятами называть, и разного возраста, и потому что некоторые, я считал, что справедливо были осуждены. кончаерся

Например, командир пулеметной роты, бросивший четыре пулемета и удравший. Или политрук, срезавший звездочку со своей гимнастерки, чтобы никто не знал, что он политрук. Так что я считал: