МУРАШОВА ДЕТИ ТЮФЯКИ И ДЕТИ КАТАСТРОФЫ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Именно для того, чтобы непосвященные не могли догадаться о содержании их разговоров между собой. Мать и родных узнает, но как-то вяло, словно бы через силу. Какие-то непонятные, никому не известные синдромы…. Кричит и возмущается гиподинамический младенец крайне редко. Что должны знать родители о сексуальном воспитании подростков», Дебра Хаффнер 4 «Загадочное ночное убийство собаки», Марк Хэддон 10 «Эрготерапия для детей с аутизмом», Кара Косински 4 «Социальные Истории.

Добавил: Samusho
Размер: 13.56 Mb
Скачали: 87159
Формат: ZIP архив

Тюфякии познавательная статья, спасибо! Много необходимой информации можно почерпнуть из книги. Диана, адаптация в школе — для многих проблема, но ваша педагог ведет себя не вполне профессионально. Суметь научить мал …. Мой ребенок в этом году пошел в первый класс, Он с удовольствием делает все уроки, но он кстастрофы ходил в садик и ….

Человеку, имеющему ученую степень не к лицу агрументация в ключе личного опыта, без отсылок к подтвержденным фактам. Валентинаа где Вы прочличто дети в два года умеют завязывать шнурки и застёгивать пуговицы? Я написалачто дете ….

Дети-тюфяки и дети-катастрофы – пятнадцать лет спустя

Первое издание этой книжки увидело свет в году. Но написана она была еще раньше, году в За катасстрофы лет многое должно было измениться, не правда ли? И, конечно, нам стоит об этом поговорить. Но давайте я сначала расскажу вам историю создания этой книжки, потому что тдфяки кажется мне важным.

Двадцать лет назад я была молодым психологом с университетским образованием, по преимуществу теоретическим. Разные теории личности, остроумные догадки из смежных с психологией областей, скучноватые труды основоположников, более или менее причудливые катастрояы варягов в то время среди зарубежных психотерапевтов всех направлений было модно приезжать в только что открытую для психологических новаций Россию и многочисленные, поверхностно изученные методики психотерапии — все это приглушенно жужжало у меня в голове, совершенно не складываясь в общую картину.

Но главное, я очень плохо представляла себе, что, собственно, должен делать практический психолог в детской поликлинике.

И спросить мне было не у. Опытных питерских коллег, работающих именно в районных детских поликлиниках с общей практикой, я не встречала тогда и, как это ни удивительно, не встретила и впоследствии.

Только два раза общалась с поликлиническими психологами из провинциальных городов. Объяснений этому может быть два. Первое — моя и их профессиональная жизнь идет принципиально разными путями.

Но это маловероятно, так как тюфяка служащие государственных поликлиник просто обязаны регулярно проходить курсы повышения квалификации в Академии последипломного образования.

Второе и к этому я склоняюсь в детских поликлиниках Петербурга просто редко встречаются психологи. Несколько десятков тренингов, которые я посетила в начале своей карьеры, были порою захватывающе интересными, и на них я почерпнула некоторые конкретные приемы.

Но в основном они выглядели как симпатичная тусовка: Собирались на квартирах, в подвалах и на чердаках, в затихших вечерних школах и в детских садиках. Садились в кружок, зажигали свечки и благовония, рисовали мандалы или замысловатые схемы на больших листах ватмана, копались доти собственных проблемах и проекциях.

  ПАНФЛЕЙТА КРЕСТНЫЙ ОТЕЦ СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Сурашова все держались отдельно, группами, имеющими отчетливо сектантские черты. Психоаналитики — свой мир, гештальтисты — свой, арт-терапевты —. При этом на питерских водосточных трубах еще висели перестроечные объявления: Готовим парикмахеров, секретарей, психоаналитиков.

Акции сегодня

Мне всегда было интересно: Находились психологи, которые пытались марашова бы иногда свести вместе, ненадолго объединить всю эту психологическую вольницу. Низкий им поклон, а Виктору, ныне покойному, — светлая память. Это была, несомненно, важная работа. Но что мне было делать в своей поликлинике? По-первости, я, вероятно, наделала много ошибок и была страшно неэффективна.

Дети-тюфяки и дети-катастрофы – пятнадцать лет спустя | Азбука воспитания

Да и вообще была не столько психологом, сколько социальным работником. Я устраивала детей в кружки, в школы, через своих друзей находила места, лети они могли бы с пользой проводить время. Вылавливала беспризорников, пыталась беседами вразумить родителей из социально-неблагополучных семей — алкоголиков, наркоманов, проституток. Надеясь на некие инсайты, изучала все новые методы.

Однажды, например, обучилась гипнозу, убедилась, как легко подростки впадают в транс, и тут же отказалась от его применения. Сама катастройы какие-то сомнительные тренинги для детей и семинары для родителей, временами почти шаманила, с трудом удерживаясь на грани откровенного шарлатанства. В этом последнем мне, в первую очередь, помогало мое базовое образование — биологическое по первой специальности я зоолог-эмбриолог.

Именно на него я сначала и опиралась в мировоззренческом плане, хотя самые чувствительные родители порою пугались моих обобщений: Катмстрофы постепенно я набирала практический опыт. Училась не применять сразу к ребенку или родителю ту или иную известную мне и вроде бы подходящую к данному случаю методику.

А, напротив, старалась разглядеть некий уникальный мир, который приносила ко мне на прием дета семья. Начинала разбираться в медицинских диагнозах и назначениях, научилась расшифровывать неразборчивые записи врачей-невропатологов в детских медицинских картах.

А уж то, что они будут делать с ребенком в результате нашего взаимодействия, зачастую совсем невозможно предугадать. Психолог тюфяяки я вообще?

Я не вскрываю глубоких проблем — не потому, что не умею, а просто потому, что не знаю, что с ними потом делать. А может быть, люди сами по себе по большей части хорошие и вежливые, потому и благодарят! С этим надо было что-то делать.

Три раза я обращалась за помощью к коллегам-психологам, и все три раза что-то не заладилось, едва начавшись.

Тогда, подумав, опять ухватилась за то, мурашоав чем была уверена. Я прежде всего исследователь. Я умею ставить и решать конкретные задачи. Разумеется, в психологии, как и в науке, которой я занималась на предыдущем этапе своей биографии, нельзя объять необъятное. Нельзя увидеть, понять и решить все проблемы всех приходящих ко мне людей. Но можно сузить задачу, конкретизировать ее — и наблюдать.

Не только в теории, но и в моей повседневной практике наверняка есть какие-то общие закономерности, симптомокомплексы, выделив которые я смогу наработать уже свои собственные алгоритмы катпстрофы семьям, которые ко мне обращаются. Для меня последовательность была именно такова: Итак, ситуация требовала развития.

Я прочла еще несколько статей и книг, снова вспомнила свое биологическое образование и уже имевшуюся у меня специализацию по медицинской психологии. И стала пробовать объяснять родителям насколько я сама это понималачто же происходит с их ребенком и их семьей.

  ВАЛЕНТИНА СОВЕНКОЧУЖОЕ СЧАСТЬЕ МОЙ ЧУЖОЙ МОНСТР ДЛЯ ТЕЛЕФОНА СКАЧАТЬ БЕСПЛАТНО

Читать книгу Дети-тюфяки и дети-катастрофы Екатерины Мурашовой : онлайн чтение — страница 1

А кроме того, начала привлекать самих родителей к тому, чтобы что-то совместными усилиями менять. Некоторые методы, приемы и опыты, — мои собственные и родительские изобретения, — оказывались катпстрофы. Раз за разом они попадали в мою копилку. То, что не приносило заметных результатов, решительно отметалось. А еще что-то — иногда действовало, иногда нет, и я пока не могла понять, насколько это полезно. Тогда массового Интернета еще не было, и даже персональные компьютеры не у всех.

Родители раз за разом спрашивали меня: И чтобы всегда под рукой было? И чтобы можно было учительнице нашей порекомендовать? Я и сама задалась этим вопросом.

Должно же быть что-то человеческое…. Ищите — и обрящете! Хороший язык, доброта, человечность, огромный опыт автора-психиатра, четкие описания симптомов. Разве что для того, чтобы в очередной раз убедиться: А детей-то таких много и, как говорят учителя, с каждым годом все больше становится. К тому же у меня уже был опыт. Но ведь это только оживляло скучный текст!. Редакция журнала вернула мне статью с многозначительно-язвительным комментарием: Некое питерское издательство сейчас я уже забыла его название сначала как будто будто заинтересовалось, а потом сказало: Кто это будет покупать и читать?

Какие-то непонятные, никому не известные синдромы…. Я, конечно, расстроилась, но что я могла сделать? Несколько лет рукопись тихо лежала в моем компьютере, а я продолжала работать в поликлинике, пока однажды ее не прочитала моя энергичная подруга из Екатеринбурга.

Иначе книгу надо было бы не переиздавать, а переписывать. Изменились названия синдромов биологическая суть их от этого, как вы, конечно, понимаете, не стала. ММД минимальная мозговая дисфункция вообще куда-то подевалась. Все затмил пришедший с Запада СДВГ синдром дефицита внимания с гиперактивностьюкоторый раньше назывался гипердинамическим синдромом.

Информация о книге:

Про гиподинамический синдром как будто позабыли, хотя дети с этим симптомокомплексом, разумеется, никуда не делись, и все их проблемы и проблемы семей, в которых они растут, по-прежнему при. Сейчас уже мало кто о нем не слышал. А врачи очень полюбили вписывать его в карточки, катавтрофы совсем маленьким детям. В Америке синдром дефицита внимания СДВ по-прежнему лечат риталином. У нас риталин все так же запрещен. Зато появилась масса всяких других способов лечения и коррекции СДВ.